Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГРУСТНЫЕ






 

Человек средних лет проковылял до лавочки и присел рядом с пожилым мужчиной.

— Привет, — сухо поприветствовал старик пришедшего. — Чего не спится?

— Здравствуй, — вздохнул мужчина. — Жена обиделась на меня, не замечает теперь. Говорит, что я умер. Мстит.

— Что ж ты такого сделал?

Тот пожал плечами.

— Может, из-за того, что я с пришельцами общался?

— Серьезно?

— И ты не веришь? — нахмурил брови умерший.

— Ой, да дед Михалыч — это то бишь я, такого наслушался уже, что… — старик махнул рукой.

— Ну, Михалыч, приятно познакомится, Рома, — протянул ладонь для рукопожатия мужчина. — Значит, наслушался, говоришь? Такого никто тебе не расскажет.

Рома хлопнул в ладоши и встал напротив сидящего.

— Сижу как-то дома, занимаюсь культурной программой. — Он щелкнул пальцем по шее. — Слышу звонок в дверь. Глядь на часы, только три дня. Думаю: моя до пяти — кого принесло? Открываю, стоит зеленый человечек, говорит: «Надо обсудить девальвацию бензина в не государственном обороте». Я смотрю на него, понять ничего не могу. Он по лбу меня щелк и прошел мимо, на кухню сразу и за стол сел. Говорит: «Не хорошо, один пьешь, а остальные страдают». Ну, мне что жалко? Налил пришельцу. Завели разговор. Классный мужик, вот только зеленый весь. — Умерший вздохнул и продолжил: — Я у пришельца спрашиваю: «А почему вас никто не видит?» А он мне: «Мы на микро скорости передвигаемся». Я: «Ух ты!» А он: «Хочешь, научу?» Я, конечно же, согласился. Тот окно открыл и говорит: «Полетели». Я радостно прыг в окно и упал. Глаза поднял, а пришельца и след простыл. Встал, отряхнулся и пошел домой.

Сижу, дальше отдыхаю. Опять стук. Открыл, там пришелец. Я на него ору, говорю, что он улетел, а меня оставил. А он: «Извини, забыл сказать, что руками надо махать, чтобы полететь». Ну, сели, снова выпили, он к окну. Только, говорит, резче махай, чтоб наверняка. Пришелец шагнул и завис в воздухе, мне рукой зеленой махает. Ну я приготовился и, размахивая руками, прыгнул и вниз камнем полетел. Смотрю, пришельца нет. Обманул, думаю. Пошел домой, заливаю горе.

Опять стук, я к двери — пришелец. Я как стал орать. Твою, да б…я тебе с…а ты с... Он руку поднял и говорит: «Распоряжение мне было — срочно удалиться. Извини не смог. Пошли, все покажу». Идет к окну, руки в стороны и прыг. Смотрю, летает туда-сюда. Я на подоконник встал, глаза закрыл, руками размахиваю и опять вниз полетел. Лежу, и думаю: С…а этот пришелец.

Слышу, бабки на лавочке разговаривают.

— Вот, пьянь, третий раз с четвертого этажа летает и хоть бы хны. Вчера сосед окна мыл, со второго упал и на смерть. Вот где ж она — справедливость?



Слышу, сидят, возмущаются. Думаю, надо домой идти, что лежать-то. Там еще пол-литра стоит, стынет. Встал, отряхнулся и пошел. Поразился, какие нынче люди злые пошли. Нет бы пожалеть, столько раз стремился к высокому, а они…

Махнул рукой, отправился домой. Сижу, пью. Включил телевизор, а там какой-то сериал идет. Любовь там, морковь. Букеты, поцелуйчики и прочие. И вдруг меня осенило, что я-то своей кикиморе не помню, когда цветы дарил. Начал заначку искать, моя часто деньги прячет, потом сама найти не может. А я нахожу. Нашел и пошел за цветами. Вышел на улицу, глядь, а цветов-то сколько. Зачем деньги зря тратить? Нарвал с клумбы. Рвал предусмотрительно с корнями, вдруг захочет посадить на балконе. Я думаю, прежде чем что-то делаю. Что б такое дело зря не прошло, купил пол-литра, надо же все закрепить.

Пью, тут моя приходит и делает вид, что не видит. Цветы в мусорку выбросила и сидит, ревет. Ну, вот, что бабам надо?»

Умерший развел руками и посмотрел на слушателя.

— Странная штука — жизнь, — вздохнул Михалыч. — Мне тоже сказали, что я умер.

Рома захлопал глазами:

— Что несешь?

— Я тот, кто выпал из окна, когда стекла мыл, — тихо проговорил старик.

— Ты труп?! — крикнул Рома и отскочил в сторону.

— Ты тоже, — безэмоционально произнес Михалыч, поворачиваясь к собеседнику.

— Не может быть.

— Ты умер.

Умерший сел обратно и схватился за голову. В мыслях промелькнул момент с цветами, возвращение домой и… Он прыгнул в окно четвертый раз. И в этот раз полетел…

 

* **

 

Он долго сидел перед разложенными по всему полу цветами и думал. Сегодня начинающему флористу предстояло самое трудное задание — составить букет для невесты. Для девушки, которая на протяжении нескольких месяцев покупала сама для себя цветы, все больше очаровывая стажера-продавца своей непредсказуемостью.



Флорист улыбнулся, вспоминая первую покупку Лизоньки. Он даже не заменил, как девушка зашла в магазин, тихо и спокойно она обошла прилавок и, рассмотрев все цветы, спросила:

— А какие самые свежие?

— У нас все свежие, — ответила продавец и, обратившись к стажеру, добавила. — Коля, покажи наши цветы.

Молодой человек подошел ближе к девушке и посмотрел в глаза. Небесная лазурь никак не тронула стажера, он равнодушно стал рассказывать о представленном ассортименте.

— Хм, — Лиза усмехнулась, прервав молодого человека, — я знаю о цветах не меньше вашего. Дайте, вот эти.

Девушка указала на желтые хризантемы. «Какая своенравная», — подумал Николай, вытаскивая три цветка.

Следующая встреча произошла через неделю. В этот раз Лиза купила ирисы и тюльпаны. Потом были гвоздики, затем — розы, ромашки. Каждый раз девушка покупала другие цветы, что удивляло стажера. И в один из следующих посещений Николай спросил:

— Почему вы каждый раз покупаете разные букеты?

Елизавета улыбнулась:

— А почему я должна покупать одинаковые?

— Неужели человек не может определиться с выборов его любимых цветов? — снова задал вопрос стажер.

— Это я себе покупаю, молодой человек, и у меня все цветы прекрасны. Нет любимых, они все уникальны и очаровательны, — проговорила Лиза и вышла из магазина.

Николай провел девушку взглядом, вспоминая ее нежную улыбку. Ловил себя на мысли, что каждый раз, когда открывается дверь, он поворачивался, чтобы увидеть знакомое лицо. Молодой человек ждал новой встречи, он знал, что девушка должна прийти. И вот это случилось снова. Манящей походкой Лиза зашла в магазин и остановилась у кассы.

— Здравствуйте. Я бы хотела заказать особенный букет.

— Конечно, — Николай расцвел, доставая каталоги. — Простите, как я могу вас называть?

— Лиза.

— Замечательно, — улыбнулся стажер, открыв первую страницу каталога. — Какой изволите?

— Мне свадебный нужен, — сообщила девушка, отодвигая представленные варианты.

— Хорошо, — проговорил Николай и положил перед Лизой свадебный каталог. — У кого такое торжество, позвольте спросить?

— У меня, — немного смущаясь, ответила девушка.

Молодой человек посмотрел на Лизаньку. Ну как сразу не заметил радостных глаз, этой щедрой улыбки?

Он провел по лицу ладонями, коря себя за бездейственность. Почему он не подошел раньше, почему не заговорил? Теперь только оставалось собрать красивый свадебный букет. Первая его работа. Николай поднял бутон розы и покрутил в руках. Молодой человек уже не успевал по времени, но поделать с собой нечего не мог. Хорошо, что ему разрешили взять работу на дом, так стажер думал, что справится с грустью и отчаянием, которая рвалась изнутри. Но ошибся, вдохновение покинуло начинающего мастера.

Звонок. Уже пришли за букетом.

— Я в пробке, сейчас подъеду, — пытался на ходу придумать Николай. — Я сам привезу букет, пусть скажут адрес.

Дрожащей рукой молодой человек записал улицу. Девушка говорила, что букет нужно привезли к парку влюбленных, где состоится свадебная фотосессия. Николай кивал, как будто они разговаривали в живую.

— Да, все будет. Извините за задержку, я все привезу.

Николай сорвался с места, пытаясь вспомнить, ближайшие цветочные магазины. Стажер бежал, обгоняя прохожих. Заскочив в магазин, Николай увидел, огромный букет белых роз и, не раздумывая, его приобрел. Стараясь не повредить цветы, аккуратно входил в трамвай. В голове крутилась только одна мысль: «Нужно успеть». Успеть, не доставить цветы, а сказать, как Лизонька дорога ему.

А вот и парк, бегом и… Как прекрасна она в образе невесты.

— Лиза, — позвал Николай девушку.

Невеста обернулась и удивленно посмотрела на молодого человека.

— Это ваш букет.

— Нет, — тихо проговорила девушка. — Я другой заказывала.

— Это от меня. Я люблю тебя. Люблю эти голубые небесные глаза. Нежную улыбку, каштановые волосы. Я не знал, что можно любить незнакомого человека. Ты удивительная, яркая, — выпалил стажер, пряча свободную руку в карман, чтобы не было заметно, как дрожат пальцы.

Он так боялся запнуться или сказать что-то не то. Но слова сами слетели с губ, теперь Николай стоял рядом с любимой и не понимал, что же будет дальше.

Улыбка сошла с прекрасных губ невесты. Рядом образовался жених, пару друзей подхватили Николая и утащили.

Лиза стояла, как вкопанная, часто моргая. Что-то сказать невеста не успела. Николай уже исчез за деревом.

— Вот, козел, — проговорил жених. — А ты, прелестница, умница. Такой день обгадила.

Подруга отвела Лизу в сторону и спросила о молодом человеке.

— Это продавец в цветочном магазине, — еле шевеля губами, произнесла невеста. — Я практически не знаю его.

— Пошли, — толкнул жених Лизу. — Хватит оборачиваться. Что жалко любовничка?

Невеста медленно последовала за суженым. Гости не придали случившемуся большего значения, лишь Лиза перестала улыбаться.

— Улыбочку, — проговорил фотограф. — Как жаль, что вы попали на межсезонье. Можно было сфотографироваться возле прекрасной Эделии.

— Возле кого? — спросил жених.

— Эделии, — повторил мужчина, подняв бровь. — Вы что не знаете? Не принужденно. Легко. Идите. — Фотограф сделал пару снимком. — Красивая история любви.

Он начал рассказ:

— По легенде у короля была прекрасная дочь. Дивной, неописуемой красоты. Сколько сватались к ней принцев — всем отказывала. Тогда король объявил турнир, кто победит, тот и станет мужем принцессы. Многие пробовали сражаться, но осталось только двое. Сколько бы они и как не дрались, выходила ничья. Равные соперники. Король не знал, как поступить. А один из принцев сказал, что он завоюет это королевство, и осажденный король отдаст свою дочь за него. Второй принц закричал, что он первый захватит королевство. Услышав подобное, король выгнал принцев. Но через несколько месяцев увидел около своих стен две огромные армии. Как ни пытался вести переговоры король, ничего не получилось. Каждая сторона требовала принцессу, если правитель не отдаст дочь — войны не избежать. Долго думал король и пришел к одному решению. Бедный родитель вывел свое чадо перед воротами и разрубил пополам.

— Вот вам каждому по половине, забирайте и убирайтесь! — крикнул король.

Говорят, одну часть забрал какой-то принц, а другая так и осталась лежать перед воротами. Никто не осмелился похоронить принцессу, из нее сделали скульптуру и вокруг посадили цветы.

— Какая жестокость, — сказал кто-то из гостей.

— Ну, это только легенда, — объяснил фотограф. — Никто не знает, как было на самом деле. Ближе, пожалуйста, вы в кадр не влезаете. Ближе.

— Не обязательно резать мечом, бывает достаточно одной фразы, — тихо проговорила невеста и попыталась улыбнуться.

 

* **

 

Девочка сидела на ступеньках небольшого загородного дома и разговаривала с мальчиком.

— А ты, правда, не можешь ступить на землю?

— Да, — протянул тот.

— А почему я могу?

— Лиза, с кем ты разговариваешь? — спросила выходящая на террасу мама девочки.

— С Джеком, — ответила девочка и показала пальцем на собеседника.

— Но здесь кроме тебя никого нет, — мама удивленно посмотрела на дочь.

— Нет, есть, ты просто не можешь его увидеть, — протянула Лиза.

— Так, давай в дом! — мама взяла за руку дочь и увела в дом. На прощанье девочка помахала рукой Джеку. — Лизанька, почему ты все время придумываешь какие-нибудь небылицы?

Мать отвела дочь в спальню и уложила на кровать.

— Давай спатки, а завтра поговорим над твоим поведением, — женщина погладила дитя по голове и укрыла покрывалом.

— Я боюсь спать одна.

— Не бойся, я с тобой, сегодня будешь спать, как ангел, — мать улыбнулась и, спев колыбельную, поцеловала дочку.

Как только женщина вышла, Лиза открыла глаза и посмотрела в угол, где стоял Джек.

— А зачем тебе мое тело? — спросила девочка.

— Я хочу побыть человеком, ты просто не представляешь, как это — быть невидимым.

— А почему ты такой?

— Меня прокляли, я не могу покинуть этот дом, — мальчик приблизился к Лизе. — Пусти меня в себя. Я только попробую мороженое. Я так соскучился по его вкусу.

— Только мороженое? — поинтересовалась девочка.

Джек кивнул.

— Тогда ладно.

Мальчик улыбнулся и полетел в тело девочки.

Лиза почувствовала легкий холодок, на секунду их сознания слились воедино, девочка увидела старую женщину, стоящую на последней ступеньке и проклинающую внука. Лиза узнала, что сделал Джек и закричала. Но было поздно, мальчик завладел ее телом и не собирался покидать его.

Через время вбежала мать и отец, перепуганные криком дочери.

— Милая, что случилось, кошмар приснился?

— Все хорошо, мама, — Лиза поднялась с кровати и проследовала в коридор.

— Лиза, — мать попыталась остановить ребенка, но девочка уверенно направлялась к выходу.

— Отойди, — крикнула девочка и, выйдя на террасу, спустилась вниз и уперлась в невидимую преграду. — А-а-а-а.

— Лиза?!

Отец подошел к ней и попытался вернуть в дом, но девочка отошла в сторону. Ребенок смотрел на родителей исподлобья, ехидно улыбаясь. Мать подбежала к девочке и обняла. Лиза силой оттолкнула женщину и, схватив за горло, стала душить. Муж бросился на помощь, но пальцы девочки все крепче сжимали шею. Тонкие пальцы, как железные щипцы обхватили цель и не собирались разжиматься. Женщина захрипела, она в ужасе смотрела на дитя, в глазах которого не было ни малейшего сожаления. Мужчина сжал кулак и ударил Лизу по лицу, но девочка никак не отреагировала, продолжая душить мать. Подняв девочку, он резко дернул и попытался перебросить ее через перила. Но тело ударилось о невидимую преграду и ребенок, ослабив хватку, упал на деревянный настил. Мужчина подхватил жену на руки и побежал к ступенькам.

Лиза рванула вперед и схватила отца за ногу и дернула на себя. Сила удара была настолько сильной, что муж с женой пробили входную деревянную дверь и упали перед диваном. Руки девочки дрожали, она пошла в кухню достала самый большой нож и направилась к родителям. Они лежали без сознания. Замахнувшись, Лиза нанесла удар в спину отцу. Вытащив нож, вонзила лезвие в грудь матери. Посидев какое-то время, Лиза повторила содеянное. Она наносила удары, пока тела не покрылись кровью. Больше нельзя было разобрать, где чье тело.

Поднявшись с пола, окровавленная девочка с ножом проследовала на террасу и села на ступеньки.

Джек сидел на последней ступеньке, как шестьдесят лет тому назад, и бил невидимую преграду ножом.

Медленно падали осенние листья, солнце клонилось к закату, окрашивая долину в кровавый цвет.

 

* **

 

Сегодня суббота, для кого-то выходной, и он может спокойно поспать в теплой кроватке, наслаждаясь утренним блаженством. А для некоторых людей, вроде меня, это обычный рабочий день.

В работе по выходным есть одно большое преимущество — нет давки в метро. Ты можешь спокойно сесть, а иногда и лечь. Хотя бывают некоторые дни, особенно весной, когда старички спешат на дачи. Пенсионеры с лопатами и рассадой толкаются и стараются успеть к посадке, которая должна начаться ран. Именно в то время, когда люди, вроде меня, стараются уехать на работу.

Увидев при входе в метро такую бабушку с тяпкой и корзинкой, поняла, что начался сезон рассад. Хотя погода, по-моему, не располагала для поездки на дачу. Только недавно сошел последний снег, и маленькие тоненькие росточки молодой травы показались из холодной земли. Первые весенние лучи щедро освещали город, говоря, что весна не заставит себя ждать и скоро одарит деревья цветом.

Представив белесые деревья и множество весенних цветов, я улыбнулась. В это время на меня посмотрел молодой человек и, подумав, что это я ему, улыбнулся в ответ.

Утром в метро сложно встретить улыбку, люди все недовольные, как будто при пробуждении их окатили ледяной водой. А я так люблю наблюдать в метро за окружающими, но сегодня настроения не было. Поэтому, кисло посмотрев на старушку с тяпкой, что встала впереди на эскалатор, я принялась искать наушники в сумке. Мимо пробежала девушка с дредами. Скорость была приличная, я только успела увидеть копну на ее голове и по фигуре предположить, что это была «она», а не «он». Сзади кому-то позвонили, и начался разговор. Я так не люблю разговаривать в метро по телефону, ведь практически ничего не слышно. Чтобы не стать свидетелем громкого разговора и окончательно не испортить себе настроение, я стала быстрее искать наушники. Благо искались они недолго. И скоро старые и добрые хиты полились в уши, а в голове возникли образы певцов.

Спустившись, я обогнала бабушку с тяпкой и быстро направилась к платформе. Заметила посередине станции скопление людей, смотрящих на телевизор. Такие несколько дней назад повесили на каждой станции для визуальной рекламы.

«Что, никогда не видели рекламную чушь?» — подумала я и, обойдя стоящих, поспешила дальше.

Иногда люди так непонятно себя ведут, что привыкаешь к странностям и совершенно не замечаешь подобных «кретинов». Особенно в больших городах можно на улицах встретить и голых, и хиппи, и еще каких-нибудь. Поэтому я совершенно не заинтересовалась людьми, смотрящими рекламу. Лишь сворачивая за колонну, краем глаза взглянула на одного из них. Симпатичный молодой человек с открытым ртом, не отрываясь, смотрел на экран. Если бы у меня была богатая фантазия, и я была бы писателем, то могла подумать о страшной беде — зомбировании граждан. Но такой мысли не возникло совершенно.

Поезд уже остановился. Спокойно зашла в вагон и, опершись о противоположную дверь с надписью «не прислоняться», погрузилась в воспоминания. Музыка в проигрывателе тихо играла, некоторые хиты были написаны, когда меня еще и на свете не было.

Вдруг я заметила, что подросток достал телефон и с нескрываемым интересом начал снимать кого-то позади меня. Сидящий с ним, последовал его примеру.

«Последнее, что снимут на телефон, будет — падение метеорита», — недовольно подумала я и, не спеша, повернулась.

Увиденное меня поразило. Вот у кого-то с головой точно не все в порядке. Я наблюдала, как женщина отрывает странички своего кроссворда и ест, медленно, не спеша. Складывалась впечатление, что она не понимала, что делает. Женщина смотрела в одну точку и усердно пережевывала газетные листы. Окружающие смеялись, кто снимал, кто шарахался, но никто не подошел и не спросил: «Что с вами?»

Я удивленно смотрела то на женщину, то на окружающих и не знала, что делать.

Доев последний лист кроссворда, ненормальная принялась грызть сумку. Снимающих прибавилось, они подходили ближе, чтобы не упустить такую сенсацию.

Остановка. Пару человек зашли. Кто посмотрел удивленно, иные вообще не заметили толпы подростков, окруживших женщину. Один из них был молодой человек, которому стало интересно происходящее. Растолкав толпу, он пролез вглубь.

— Круто, во дает! — услышала я. — А не хочешь мою куртку попробовать?

Послышался смешок. Но буквально через несколько секунд толпа бросилась врассыпную, сбивая друг друга с ног и падая.

Крик.

Я увидела, как женщина грызет руку вошедшего недавно молодого человека. Никто не кинулся ему на помощь. Все, как муравьи бросились в сторону. Хватка у женщины оказалась сильной, как бы не дергался молодой человек, вырваться не мог.

— Машинист, тут... — кто-то сообщал по экстренной связи о случившемся.

Я оглянулась, бабушка с тяпкой залезла с ногами на сиденье и выставила перед собой инструмент.

Крик.

Женщина вгрызлась в горло.

Паника. Крики окружающих.

Не знаю, что щелкнуло в моей голове, но я повернулась и, выдернув из крепко зажатых пальцев у старушки тяпку, сорвала с нее материю и размахнувшись, ударила по голове бешенной. Увидела, как кровь брызнула на стекло, теплые капли попали и на меня. Подумала, а вдруг она заразная, и я стану такой же.

Женщина не отпускала жертву, сумасшедшая, как хищник держала в зубах добычу. Я нанесла еще удар, потом еще. И только когда женщина упала на пол, я увидела, что раскроила череп пополам. Я никогда не думала, что тяпкой можно убить. Содержимое черепной коробки лежало на полу, часть осталась на сидении. Я не могла оторваться от увиденного, как будто в ступоре, созерцала мозги. Причем левая доля имела странный не естественно темный цвет, как будто их пытались поджарить, но не довели дело до конца.

Очнулась я от ступора, когда на меня надели наручники и вывели из метро.

 

* **



mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал