яРСДНОЕДХЪ

цКЮБМЮЪ ЯРПЮМХЖЮ яКСВЮИМЮЪ ЯРПЮМХЖЮ

йюрецнпхх:

юБРНЛНАХКХюЯРПНМНЛХЪаХНКНЦХЪцЕНЦПЮТХЪдНЛ Х ЯЮДдПСЦХЕ ЪГШЙХдПСЦНЕхМТНПЛЮРХЙЮхЯРНПХЪйСКЭРСПЮкХРЕПЮРСПЮкНЦХЙЮлЮРЕЛЮРХЙЮлЕДХЖХМЮлЕРЮККСПЦХЪлЕУЮМХЙЮнАПЮГНБЮМХЕнУПЮМЮ РПСДЮоЕДЮЦНЦХЙЮоНКХРХЙЮоПЮБНоЯХУНКНЦХЪпЕКХЦХЪпХРНПХЙЮяНЖХНКНЦХЪяОНПРяРПНХРЕКЭЯРБНрЕУМНКНЦХЪрСПХГЛтХГХЙЮтХКНЯНТХЪтХМЮМЯШуХЛХЪвЕПВЕМХЕщЙНКНЦХЪщЙНМНЛХЙЮщКЕЙРПНМХЙЮ






троичное кодирование и режим трансляции






 

Передача сигнала с помощью эффекта нелокальной связи делает возможной различные режимы передачи и приёма, например удалённую трансляцию информации для большого числа приёмников. Чтобы показать это, сигнал, переданный из Западной Австралии (г. Перт), был одновременно принят двумя приёмниками в России (г. Томск) и в Германии (г. Штутгарт). Также возможны изменение поляризации сигнала в передатчике и система фильтров на приёмной стороне для увеличения ёмкости канала связи за счёт использования троичной системы кодирования. Этот эксперимент был проведён совместно с В.Замшей и В.Т. Шкатовым. Основная идея этого режима связи заключается в том, что при использовании разных отображений-указателей связь происходит через объекты, на которые указывают отображения (см. рис. 118). При этом сигнал снимался как с самого объекта, так и с его цифровых отображений.

Рис. 118. Эксперимент по нелокальной связи с использованием одного внешнего объекта и различными фотографическими отображениями на этот объект. В качестве источника сигнала использовался генератор в г. Перт (Австралия), в качестве приёмников сигнала — сенсоры в г. Томск (Россия) и в г. Штутгарт (Германия). В контрольном эксперименте сигнал с объекта (камень) снимался локально в г. Штутгарт, при нелокальном воздействии на него из г. Перт.

Принципиальным отличием предлагаемого эксперимента от ранее проведённых является использование внешнего посредника (по отношению к системе «приёмник — передатчик»), причём в виде его цифровых фотографий с разными ракурсами. До этого в местах приёма сигнала располагалась фотография генераторов или сенсоров, используемых в экспериментах. Исполнители договорились, что из двух-трёх десятков имеющихся фотографий NASA, сделанных телескопом «Хаббл», исполнитель в Перте выберет для каждого участника свою собственную фотографию, с различным ракурсом и временем её снятия (см. рис. 119). Участники не знали фотографий друг друга. Фотографии Марса распечатывались на оптическом принтере с использованием тонкой фотобумаги (в Штутгарте — цветной лазерный принтер и обычная бумага).



Рис. 119. Фотографические отображения планеты Марс, используемые (а) в передатчике, (б) в приёмнике в Томске, (в) в приёмнике в Штутгарте (фотографии взяты с сайта hubblesite.org/gallery/album/solar_system/mars).

Работы должны были проводиться одинарным слепым методом, когда о времени включения генератора знает только оператор, управляющий этим устройством. В точке приёма в Томске оператор включает автоматический регистратор и покидает помещение на 6-7 часов. В точке приёма в Штутгарте сенсоры вели непрерывную запись, как перед, так и после этого эксперимента. Перед реализацией эксперимента таймеры ПК, управляющих регистрацией, синхронизировались с точностью до 5 секунд.

Рис. 120. Разностная кривая принятого сигнала. Стрелками показаны моменты включения и выключения питания генератора S-поля в Австралии. О моментах сообщено в Томск после окончания регистрации. Число посылок — 2.

Данные из Томска, Россия. Комплексом AUREOLE-001-2 плюс ПК, с установленной в нём служебной программой, в день эксперимента по сверхдальней связи с использованием космического посредника — планеты Марс — зарегистрирована техническая переходная характеристика канала связи. На рис. 120 показана разностная кривая, полученная вычитанием тренда из исходной технической кривой на суженном временном отрезке 10:50-16:25. По оси величин отложена относительная девиация частоты датчика в AUREOLE-001-2. Из графика видно, что воздействие началось примерно через полчаса (10,0 плюс ноль — минус пять минут) после включения регистрации и постановки фото Марса под лазерный зонд. Сам комплекс работал до этого непрерывно в течение трёх месяцев, был уравновешен по температуре и электропитанию. Также достаточно отчётливо видно, что интервалы включения S-поля 11,5-12,5 и 14,5-15,5 часов томского времени симметрично укладываются в провалы на разностной кривой сигнала. При данном разрешении графика (интервал между точками при построении разности 3,75 мин) существенной задержки сигнала не наблюдается. Знаки спиральности в первой и второй посылках различались по условиям эксперимента. Это зависело от оператора в Австралии. В месте приёма в Томске «дно» первого провала на рис. 120 развивается от времени в направлении роста «глубины», а «дно» второго провала, наоборот, дрейфует в направлении уменьшения этой «глубины».



Данные из Штутгарта, Германия. Воздействия пришлись на утренние часы 6:30-7:30 и 9:10-10:30. На это время приходятся максимальные колебания температуры, они составляют 0,02°С за шесть часов. Запись производилась 11 сенсорами — установка 3,4 и частотные датчики. Аномалий питающего напряжения и показаний акселерометра зарегистрировано не было. Детекция воздействия выполнялась относительно линейной экстраполяции. Для токовых сенсоров производилась детекция воздействия типа «да/нет». Частотный сенсор калиброван, и для него рассчитывается интенсивность воздействия (как описано в [221]).

Воздействие было детектировано 8 сенсорами из 11, то есть сигнал был принят. Интенсивность этого воздействия — 5,77 ЕОИ. Подобная высокая интенсивность может быть объяснена новым СУ, состоящим из конусов большего размера. Интенсивность сигнала была столь значительна, что даже пассивный канал частотного сенсора показал реакцию. Однако применение структурного усилителя имеет эффект не только усиления одной полярности сигнала, но и подавления другой полярности сигнала. Как и было оговорено, оператор в Австралии переключил полярность генератора при второй посылке сигнала. Это наблюдалось как непринятие первого сигнала и большой уровень амплитуды для второго сигнала в Штутгарте.

Детальный анализ. Поскольку временнóе разрешение сенсоров составляет одну секунду, мы можем проанализировать поведение принятого сигнала с большей степенью детализации. В первую очередь необходимо определить точность детектирования воздействия. Можно предположить, что точность синхронизации Штутгарт — Перт составляла 1-2 секунды, — использовались радио-часы с синхронизацией по атомным часам. Наличие шума в сигнале добавляет ещё 15 секунд неопределённости, аппроксимация тренда — ещё 15 секунд. Таким образом можно говорить о точности детекции воздействия в случае сигнала со средним уровнем шума в районе одной минуты.

На рис. 121 построены графики показаний сенсоров (для сенсоров с низким и средним шумом, дополнительно проанализированы показания установки номер 5) в интервале 10-15 минут в точке включения и выключения генератора. Все эти графики показывают, что начало воздействия было одновременно детектировано с точностью 30-35 секунд и совпадает с временем включения генератора в Австралии. Первое изменение тренда после начала воздействия на всех графиках составляет порядка 10 минут. Конец воздействия не всегда детектируется, но первое изменение тренда после окончания воздействия также 10 минут. Нужно отметить показания двух разных сенсоров — S3S1 и S3S2v, — которые показали изменение и всплеск сигнала за 35-37 секунд до начала воздействия.

В качестве общего вывода можно указать, что сигнал был детектирован с большой амплитудой <70% сенсоров одновременно в двух местах, отстоящих друг от друга на 5000 км. Поэтому мы позитивно говорим о трансляции сигнала из Австралии. При этом возникает вопрос о том, смог ли «гипотетический марсианин» на Марсе также принять сигнал генератора из Австралии?

На этот вопрос пока нет однозначного ответа. В следующей главе будут показаны эксперименты по снятию сигнала как с самих объектов, так и с их отображений. Запланированы и дальнейшие эксперименты, которые должны прояснить природу и свойства наблюдаемых феноменов. Однако уже на данном этапе нужно отметить, что этот тип передачи сигналов радикально отличается от обычной ЭМ-связи. Например, резонны вопросы типа «кота Шрёдингера»: если на Марсе нет никого, кто бы принял сигнал, — был ли сигнал на Марсе? Поскольку эта связь оперирует понятиями макроскопической запутанности (macroscopic entanglement) [224; 426], нужно быть готовым ко многим неожиданным свойствам этих систем. Детали этого эксперимента могут быть найдены в [150].

 

 

 

Рис. 121. Графики начала и конца воздействия (для сенсоров с низким и средним шумом) в интервале 10-15 минут в точке включения и выключения генератора.

Эксперименты типа «оператор-прибор»

 

В предыдущем разделе показывались эксперименты, когда приборные генераторы нелокально воздействовали на сенсоры, расположенные за тысячи километров. В этом разделе будут показаны сходные эксперименты, где вместо приборного генератора выступает человеческий оператор. Эксперименты с операторами проводились на малых расстояниях (до 10 метров), на расстоянии в 1,65 км и 2105 км. Задача этих экспериментов заключалась в удалённом воздействии на регистрирующие приборы, в отработке техник удалённого воздействия или в сравнении разных режимов работы как оператора, так и совместного приборно-операторного влияния. Для общего обзора результаты всех экспериментов собраны в таблице 12.

По словам операторов, датчик реагировал как на целенаправленное воздействие на прибор, так и в целом на интенсивность энергетического состояния оператора. Имеет значение не только интенсивность и длительность эмоционального воздействия. Операторы физически (кинестетически) чувствуют контакт. Более того, эмоциональный фон играет большую роль. Чем выше уровень эмоций, тем сильнее и быстрее реакция прибора. Операторы подтверждают необходимость «возбуждённого» энергетического состояния. «Успокоенное» состояние не производит эффекта. Также простое ментальное представление не имеет воздействия на датчик. Физическая усталость имеет большое влияние на протекание экспериментов — датчики практически не реагируют на оператора, если он устал ментально или же физически. Большое значение имеет и уровень концентрации, наблюдение за кривыми служит для обратной связи для оператора, однако снижает концентрацию. Каждый раз после расконцентрирования операторы отмечали снижение уровня отклика прибора. Наиболее удачным являлся анализ кривых после сеанса воздействия.

 

Таблица 12. Результаты операторных экспериментов, данные из [24].

А — расстояние, м, км; В — длительность, мин; С — адресация;

D — ментальное воздействие; Е — всего экспериментов; F — всего сенсоров;

G — всего реакции Т2; Н — отсутствие реакции.

N А В С D Е F G Н
В11 0.5-1 м нет да
В17b 0.5-1 м нет да
В72,В73 0.5-1м нет да
В80,В81 0.5-1 м нет да
B98 0.5-1 м нет да
B99,B100 0.5-1 м нет да
В17а 3-5 м нет да
В22 3-5 м нет да
В32 3-5 м нет да
В39 3-5 м нет да
B41a,b 3-5 м нет да
B70,B71 3-5 м нет да
В74,В75 3-5 м нет да
B76,B77 3-5 м нет да
В78,В79 3-5 м нет да
В82,В83 10 м нет да
В101,В102 10м нет да
В191 1.65 км нет да
В208 1.65 км нет да
В209 1,65 км нет да
В222 1,65 км нет да
С245 2105 км нет да
С246 2105 км нет да
С248 2105 км нет да
С251 2105 км да да

 

Расстояние 0,2-1 и 3-10 метров. При подготовке работ [324; 466; 149] проводились предварительные эксперименты, посвящённые воздействию психоэмоционального состояния человека на приборы. Было проделано два типа экспериментов. В одном разработчики приборов фиксировали те случаи, когда их состояние непреднамеренно влияло на сенсоры. Это отражало чисто субъективное ощущение, без какой-либо методики. В другом воздействие операторов из группы «chaosWatcher» было преднамеренное. Эта группа высказала идею разработки специальной методики развития экстрасенсорных способностей с помощью приборов.

Эти опыты показали потенциальную возможность влияния оператора на приборы на коротких расстояниях 0,2-1 метр и 3-10 метров. При проведении этих экспериментов человек наудился в непосредственной близости от сенсоров или в соседней комнате и получал обратную связь в виде графиков на экране портативного компьютера. Обзор полученных результатов показан в таблице 12.

Однако мы усомнились в полученных результатах. На малых расстояниях присутствуют другие факторы (например, температурное или сверхслабое излучение человеческого тела [524]), которые вносят недостоверность в результаты экспериментов. По договорённости с группой операторов, мы прекратили эти эксперименты и перенесли сенсоры на расстояние в 1650 метров.

Расстояние 1,65 км. Операторам была показана университетская лаборатория, они были ознакомлены со зданием и устройством приборов. Таким образом, они имели отчётливое представление о работе сенсоров и их положении. Группа описывает своё воздействие на сенсоры как «проекции сознания». Эта техника связана с достижением глубокого трансового состояния и переноса своего сознания в место проведения экспериментов. Длительность сеансов порядка 30-40 минут, подготовка к эксперименту со стороны операторов занимает порядка 15-20 минут. Таким образом, общее время эксперимента — около часа, что соответствует длительности приборных экспериментов. В некоторых экспериментах экстрасенсы предварительно настраивались по фотографии. Эксперименты были проведены летом и осенью 2012 года.

Обзор этих экспериментов дан в таблице 12. Эксперименты проводились поздно вечером, в районе 23:00, или же в утренние часы, порядка 6:00. В силу большой занятости операторов решение о проведении эксперимента принималось в тот же день, и все остальные эксперименты с сенсорами откладывались. Поскольку операторы разрабатывали свою методику тренировки ментальных способностей, не все эксперименты были удачными. После обсуждения в группе было решено фиксировать только удачные эксперименты, при условии, что будет подготовлена отдельная работа, посвящённая разрабатываемой методике. Со своей стороны мы оцениваем отношение удачных экспериментов к неудачным как один к трём.

Как пример, мы опишем эксперимент В191, проведённый оператором «1» в вечерние часы. Около 21:45 оператор начал настраиваться на воздействие, в 22:50 воздействие было закончено. В этом эксперименте была получена сильная психокинетическая реакция, которая вызывает большой скачок тока в сенсоре, релаксирующемся в течение нескольких часов (см. рис. 122). Температурные сенсоры, акселерометры и датчики напряжения не показали никаких аномалий.

 

Рис. 122. Эксперименты В191 и C235d с участием оператора.

Приборные и операторные взаимодействия на расстоянии в 1,65 км. Были произведены также эксперименты, когда генератор и оператор одновременно взаимодействовали с сенсорами. При этом оператор либо использовал генератор для ментальной настройки, либо работал параллельно с ним. Рассмотрим эксперимент C235d. Здесь был зарегистрирован резкий скачок тока (см. рис. 122). Как правило, подобные резкие скачки соизмеримы с механическим воздействием на сенсор, который изменяет структуру кластеров Диполей в приэлектродном слое. Однако акселерометр не отметил никаких механических воздействий, также и другие сенсоры не показали резких скачков. Также весьма характерно, что оператор начал воздействие на 20 минут позже, чем генератор, а закончил на 15 минут раньше. Большой скачок приходится как раз на это время. Поэтому мы однозначно относим этот результат к сильному психокинетическому воздействию на сенсоры.

Расстояние 2105 км. В этих экспериментах ставилась задача использования сенсоров: а) для проверки и, таким образом, «объективизации» субъективных ощущений во время медитационных практик; б) для тренировки и развития психометрических и психокинетических способностей различных индивидуумов с помощью обратной связи от приборов. Была зарезервирована одна неделя с 21 по 26 августа 2012 года для удалённых сеансов воздействия с помощью различных форм проекций сознания.

Адресация воздействия производилась следующим способом: были изготовлены и пересланы фотографии внешнего и внутреннего вида сенсоров, места их нахождения и короткое описание принципа действия. Была проведена видеоконференция, во время которой разработчик приборов ответил на вопросы и через видеокамеру продемонстрировал здание университета, коридоры вокруг лаборатории и саму лабораторию. Методология проведения эксперимента заключалась в том, что операторы договаривались между собой о времени сеанса, не информируя об этом Штутгарт. Утром, после сеанса, время воздействия сообщалось в Штутгарт для генерации графиков.

Для анализа графиков применялась стандартная процедура, хорошо зарекомендовавшая себя в предыдущих экспериментах [466; 324]: длительность воздействия колебалась между 30 и 60 минутами, между воздействиями должно пройти как минимум 120 минут. Принималось во внимание изменение тренда токовых кривых только во время сеанса. Рассматривались значения трёх лучших откликов. Остальные изменения вне времени воздействия игнорировались. Типичные примеры реакции сенсоров на ментальные воздействия операторов на расстоянии в 2105 км показаны на рис. 123.

 

Рис. 123. Эксперимент С248 с операторами на расстоянии 2105 км; показана динамика токовых сенсоров во время воздействия.

Обзор проведённых экспериментов показан в таблице 12, примеры полученных графиков приведены на рис. 123. Обобщая проведённые эксперименты, их можно однозначно оценить как положительные. Время, сообщённое операторами, совпадало с реакцией сенсоров. Более 50% сенсоров продемонстрировали существенные изменения поведения токовых кривых. Более того, если ограничить доверительный интервал для экспериментов, представляется возможным даже установить факт и время воздействия, не имея информации о самом воздействии. Методики психометрических и психокинетических экстрасенсорных воздействий могут быть значительно улучшены при совместном использовании генераторов и сенсоров. Также не была обнаружена принципиальная разница между локальными и удаленными экспериментами. По всей видимости, расстояние не играет особенной роли в этом типе экспериментов.

 



mylektsii.su - лНХ кЕЙЖХХ - 2015-2022 ЦНД. (0.02 ЯЕЙ.)бЯЕ ЛЮРЕПХЮКШ ОПЕДЯРЮБКЕММШЕ МЮ ЯЮИРЕ ХЯЙКЧВХРЕКЭМН Я ЖЕКЭЧ НГМЮЙНЛКЕМХЪ ВХРЮРЕКЪЛХ Х МЕ ОПЕЯКЕДСЧР ЙНЛЛЕПВЕЯЙХУ ЖЕКЕИ ХКХ МЮПСЬЕМХЕ ЮБРНПЯЙХУ ОПЮБ оНФЮКНБЮРЭЯЪ МЮ ЛЮРЕПХЮК