Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






АКТ 4, СЦЕНА 14




ХОГВАРТС, КАБИНЕТ
Взбудораженные СКОРПИУС и АЛЬБУС вбегают в комнату, захлопнув за собой дверь.
СКОРПИУС: Поверить не могу, что я это сделал.
АЛЬБУС: Да я тоже поверить не могу, что ты это сделал.
СКОРПИУС: Роза Грейнджер-Уизли. Я пригласил на свидание Розу Грейнджер-Уизли.
АЛЬБУС: И она тебе отказала.
СКОРПИУС: Но я ее пригласил. Я сделал первый шаг на пути, который в конечном итоге приведет к нашей свадьбе.
АЛЬБУС: Ты же понимаешь, какой ты фантазер?
СКОРПИУС: Я бы с тобой согласился, да только Полли Чапман меня пригласила-таки на школьный бал…
АЛЬБУС: В альтернативной реальности, где ты был значительно популярнее, тебя пригласила на бал другая девушка, и это значит, что…
СКОРПИУС: Да, по логике вещей, мне следовало бы ухаживать за Полли… или принимать ее ухаживания. Она же признанная красавица, в конце концов. Но Роза – это Роза.
АЛЬБУС: Знаешь, по логике вещей, ты псих. Роза тебя терпеть не может.
СКОРПИУС: Неправда. Раньше она меня терпеть не могла. Но ты видел выражение ее глаз, когда я ее пригласил? В них не было ненависти, только жалость.
АЛЬБУС: А жалость – это хорошо?
СКОРПИУС: Жалость – это хорошее начало, друг мой. Фундамент замка – замка любви.
АЛЬБУС: Честно говоря, я и не предполагал, что ты первым из нас обзаведешься девушкой.
СКОРПИУС: Да нет, первым точно будешь ты. Приглядись к этой новой учительнице зельеварения с томными глазами. Она как раз тебе по возрасту подходит, верно?
АЛЬБУС: Меня не привлекают женщины постарше!
СКОРПИУС: И времени обольстить ее у тебя предостаточно. На то, чтобы убедить Розу, уйдут годы.
АЛЬБУС: Я восхищен твоей уверенностью в себе.
РОЗА проходит мимо по лестнице и смотрит на них.
РОЗА: Привет.
Ребята не знают, что ответить ей. Она останавливает взгляд на СКОРПИУСЕ.
Может, это моя судьба, и я не буду противиться ей.
СКОРПИУС: Понял, усвоил.
ROSE: Ну хорошо, «Король-Скорпион».
Она уходит, улыбаясь. СКОРПИУС и АЛЬБУС смотрят друг на друга. АЛЬБУС ухмыляется и толкает СКОРПИУСА в бок.
АЛЬБУС: Может, ты и прав, жалость – неплохое начало.
СКОРПИУС: Идешь на квиддич? Слизерин играет против Пуффендуя – принципиальный поединок.
АЛЬБУС: Мы же вроде терпеть не можем квиддич?
СКОРПИУС: Люди меняются. И потом, я начал тренироваться. Думаю, я в конце концов отберусь в сборную. Пошли.
АЛЬБУС: Не могу. Договорились с отцом, что он за мной заедет.
СКОРПИУС: Он взял отпуск?
АЛЬБУС: Хочет прогуляться, что-то мне показать и чем-то со мной поделиться.
СКОРПИУС: Прогуляться?
АЛЬБУС: Ну да. Думаю, это будет встреча для укрепления родственных связей или что-то столь же тошнотворное. Но я все же решил принять приглашение.
СКОРПИУС тянется к АЛЬБУСУ и обнимает его.
Это еще что? Мы же договорились – больше никаких объятий.
СКОРПИУС: Я не был уверен, стоит ли. В этой новой версии нас – ну, в моем представлении.
АЛЬБУС: Спроси лучше Розу, как правильно поступить.
СКОРПИУС: Ха! Точно.
Мальчики отстраняются друг от друга и улыбаются.
АЛЬБУС: Встретимся за ужином.

АКТ 4, СЦЕНА 15

ЖИВОПИСНЫЙ ХОЛМ
ГАРРИ и АЛЬБУС поднимаются на холм. Стоит прекрасный летний день. Они идут молча, наслаждаясь солнечными лучами, согревающими их лица.
ГАРРИ: Ну что, готов?
АЛЬБУС: К чему?
ГАРРИ: Ну, к годовым экзаменам. И к пятому классу. Тебе предстоит важный учебный год. Когда я учился в пятом классе, я…
Он смотрит на АЛЬБУСА. Улыбается. И поспешно продолжает.
Много чего сделал: хорошего, плохого, но главным образом довольно невразумительного.
АЛЬБУС: Приятно слышать.
ГАРРИ улыбается.
Мне довелось наблюдать за ними какое-то время… за твоими мамой и папой. Они… вам было вместе очень весело. Твой папа любил запускать для тебя кольца дыма. Ты так смеялся.
ГАРРИ: Правда?
АЛЬБУС: Думаю, тебе бы они понравились. И мне, Лили и Джеймсу тоже.
ГАРРИ кивает. Зависает немного неловкая пауза. Оба пытаются сблизиться, но у них не очень-то получается.
ГАРРИ: Знаешь, я думал, что я потерял над ним контроль… над Воландемртом… а когда мой шрам снова начал болеть, когда Воландемрт снова стал являться мне во сне, и я даже вновь обрел способность говорить на змеином наречии, мне показалось, что я совсем не изменился… что он меня никогда не отпустит.
АЛЬБУС: Это действительно так?
Гарри: Та часть меня, которая принадлежала Воландемрту, давно истреблена. Но избавиться от нее чисто физически оказалось недостаточно. Нужно было разорвать нашу психологическую связь. И это… стало большим откровением для сорокалетнего мужчины.
Он смотрит на АЛЬБУСА.
То, что я сказал тебе… непростительно. Я не могу попросить тебя забыть об этом, но я надеюсь, что мы оставим это позади. Я попытаюсь стать тебе хорошим отцом, Альбус. Попытаюсь… буду с тобой откровенен и…
АЛЬБУС: Папа, не стоит…
ГАРРИ: Ты мне сказал, что я ничего не боюсь. Но знаешь, я всего боюсь. Я боюсь темноты, ты знал это?
АЛЬБУС: Гарри Поттер боится темноты?
ГАРРИ: Я не люблю замкнутые пространства и… я об этом никогда никому не говорил, но я не очень-то люблю (колеблется)… голубей.
АЛЬБУС: Ты не любишь голубей?
ГАРРИ (кривится): Отвратительные и грязные создания, да еще и клюются. Меня от них трясет.
АЛЬБУС: Но голуби безобидны!
ГАРРИ: Знаю. Но больше всего на свете, Альбус Северус Поттер, я боюсь быть твоим отцом. Потому что у меня нет ориентира. У большинства людей хотя бы есть собственные отцы, и они стараются быть похожими или не похожими на них. У меня этого нет. Или почти нет. Поэтому приходится учиться, понимаешь? И я изо всех сил буду стараться стать тебе хорошим отцом.
АЛЬБУС: А я попытаюсь стать хорошим сыном. Я понимаю, что я не Джеймс, папа, что мне никогда не стать такими, как вы…
ГАРРИ: Джеймс на меня абсолютно не похож.
АЛЬБУС: Неужели?
ГАРРИ: Джеймсу все легко дается. А у меня в детстве ничего не получалось само собой.
АЛЬБУС: У меня тоже. Ты хочешь сказать, что я… похож на тебя?
ГАРРИ улыбается АЛЬБУСУ.
ГАРРИ: На самом деле, ты больше похож на свою маму – самоуверенный, вспыльчивый, остроумный. И мне это нравится… думаю, благодаря этим чертам ты просто отличный сын.
АЛЬБУС: Я почти погубил весь мир.
ГАРРИ: У Дельфи бы ничего не получилось, Альбус. Ты вывел ее на чистую воду и подсказал нам способ победить ее. Возможно, сейчас ты этого не понимаешь, но ты спас нас.
АЛЬБУС: Но мне бы стоило справиться получше?
ГАРРИ: А ты не думаешь, что я задаюсь тем же вопросом?
АЛЬБУС (сердце у него уходит в пятки, он знает, что отец бы никогда так не поступил): А потом… когда мы ее поймали. Я хотел убить ее.
ГАРРИ: Ты видел, как она убила Крэйга. Ты был взбешен, Альбус, в этом нет ничего плохого. И ты бы все равно не смог этого сделать.
АЛЬБУС: Откуда ты знаешь? Может, это как раз моя слизеринская сторона. Та сторона, которую увидела во мне Распределяющая Шляпа.
ГАРРИ: Я не могу понять ход твоих мыслей, Альбус. Ты, конечно, подросток, и мне не полагается понимать ход твоих мыслей. Но я понимаю, что у тебя на душе. Раньше я долго не мог этого понять, но благодаря этому… приключению, у меня наконец-то получилось. Слизерин, Гриффиндор – неважно, какой ярлык на тебя навесили. Я знаю, точно знаю, что в душе ты хороший человек, и, хочешь ты этого или нет, ты на пути к тому, чтобы стать отличным волшебником.
АЛЬБУС: О нет, я не собираюсь становиться волшебником. Посвящу свою жизнь голубиным гонкам. Эта перспектива меня очень вдохновляет.
ГАРРИ широко улыбается.
ГАРРИ: И твои имена… они не должны довлеть над тобой. Альбусу Дамблдору пришлось пройти через много испытаний. А Северус Снейп… ну, о нем ты все знаешь.
АЛЬБУС: Они были хорошими людьми.
ГАРРИ: Они были великими людьми, и знаешь что… их изъяны сделали их едва ли не более великими.
АЛЬБУС оглядывается по сторонам.
АЛЬБУС: Папа, а зачем мы здесь?
ГАРРИ: Я часто здесь бываю.
АЛЬБУС: Но это кладбище…
ГАРРИ: А вот могила Седрика.
АЛЬБУС: Папа?
ГАРРИ: Тот погибший мальчик… Крейг Баукер… ты его хорошо знал?
АЛЬБУС: Не очень.
ГАРРИ: Я тоже не очень хорошо знал Седрика. Он мог стать игроком сборной Англии по квиддичу. Или прекрасным аврором. Он мог стать кем угодно. И Амос прав – у него украли жизнь. Поэтому я и прихожу сюда. Чтобы попросить прощения. Когда могу.
АЛЬБУС: Это… хорошо.
АЛЬБУС встает рядом с отцом перед могилой СЕДРИКА. ГАРРИ улыбается сыну и смотрит на небо.
ГАРРИ: Думаю, погода сегодня будет отличная.
Он прикасается к плечу сына. И они становятся немного ближе.
АЛЬБУС (улыбаясь): Я тоже так думаю.



 


Данная страница нарушает авторские права?


mylektsii.su - Мои Лекции - 2015-2021 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал